уважая смерть, цените жизнь
То, что с натяжкой можно назвать интерьером склепа. А по сущности грязный каменный подвал. Низкий, облезлый и надёжно закопченный потолок. Такие же угрюмые стены неопределяемого цвета. Про пол уже давно нельзя было сказать, земляной он или каменный. Холод самый обычный. Ещё вечные сырость и грязь. Смертельная скука. Ах, ну ещё гробы. Один подвешен на цепях к потолку – стол. Ещё два, вечно открытые, завалены ветошью различной степенью тления – диваны. Два закрыты на массивные замки, между ними и стеной складные стулья, тряпьё и подушки накиданы сверху – диваны и сундуки одновременно. В нише стены кованый стеллаж. Склеп находится в гроте, который является частью системы пещер, соединяющих множество различных миров. Каким-то непостижимым образом сюда проникает воздух и заставляет гореть свечи. По многим причинам сюда редко кому случается попасть живым во плоти. Более обычные способы: физическая или клиническая смерть, кома, другие состояния на грани жизни и смерти, а также глубокий транс, сон и медитация. Да и те не для всех. Ей вот довелось. Даже во плоти. И не единожды. Хозяин оказался гостеприимным малым. Пытался несколько раз угостить древним вином. В бутылке каждый раз оказывался уксус. Перешли на чай и кофе. Хозяин – воплощение смерти. Внешне он производил впечатления паренька, надолго оставленного среди жаркой пустыни без еды и воды. Волосы разной длины имели оттенок запёкшейся крови. На тонких потрескавшихся губах издевка. В глазах приговор. Имя этому симпатяге – Танатос. Когда-то она звала его коротко и ласково «Тэн». Подкалывала, шутливо флиртовала. Одним словом, вела себя с ним как с закадычным другом – то есть крайне непочтительно. При его, разумеется, полном на то попустительстве. Продолжалось всё это весёлое безобразие до одного момента. Танатос забрал её любимого вервольфа, длительная разлука с которым должна была скоро закончиться. Тогда девушка вошла в склеп последний раз. Бог смерти только пожал плечами и предложил яду. Насмешливо предупредил, что нет никакой гарантии посмертной встречи с любимым. Ни малейшей. Девушка долго всматривалась янтарными глазами в бесцветные глаза Танатоса. Никакого «тэна» там никогда и в помине не было. Только смерть, безразличная неотвратимость не-бытия. По крайней мере, не-бытия в привычном качестве. Кому как «повезёт». Медленно отодвинув бокал с ядом со словом «успеется», она вышла вон.

Жизнь встретила девушку проливным дождём и пронизывающим холодным ветром, больно бьющим колючими градинами по лицу. Однако Янтарь и в голову не пришло, что этим можно быть недовольной. Тем более, что все следующее утро до середины дня повсюду сверкали радуги.

*сон вопреки ожиданиям отпустил Янтарь позже, чем закончился световой день. Отдохнувшая и переодетая она полностью соответствовала прозвищу, которым сама себя наградила. Её глаза теперь напоминали две большие капли тёмного янтаря. Казалось, они ещё хранили томную тягучесть древесной смолы и тепло пойманного в неё солнца. Более светлого оттенка было длинное льняное платье Янтарь, лениво обтекающее плавные изгибы её фигуры. Медовые оттенки теперь играли даже в её волосах. На бледное лицо вернулся румянец. Ей захотелось прогуляться по замку. Ещё выходя из комнаты, девушка раздумывала, куда она хочет пойти*

@темы: плод фантазии